Shadow light•|
Выходящие из мрака ночи.|
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Shadow light•| > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Позавчера — четверг, 13 декабря 2018 г.
. Майрэль. 23:35:30
we've come, no matter how far
we've come, too frightened to carry on
but imagine those deep blue skies waiting
oh, no matter what time it takes
we'll run away to the lakes
and summer will find us there waiting


Категории: ;melodies of life
23:56:43 Майрэль.
не лучше ли уйти сейчас, оставив позади хорошее лето и осень страшно невыносимо, иррационально - i need a treatment, but i'll never explain somebody what's wrong и это я сейчас на другой перехожу из того же страха так хотя бы произносимо книги и всякая там популярная культура обещают, что 20 +...
еще...
не лучше ли уйти сейчас, оставив позади хорошее лето и осень
страшно невыносимо, иррационально - i need a treatment, but i'll never explain somebody what's wrong и это я сейчас на другой перехожу из того же страха
так хотя бы произносимо
книги и всякая там популярная культура обещают, что 20 +- пару лет - это сплошное ощущение того, что вся жизнь впереди и весь мир будет принадлежать нам. ГДЕ ЖЕ ОНО
лавина вероятностей, которые в конечном счете сводятся к тому, что ты будешь раздавлен. я не помню себя собой очень долго не хочу досматривать это, спасибо, хочу сбежать, пока не потеряла р и пока что-то хорошее ещё может быть - не только для меня, пока сама ещё могу делать что-то хорошее - могу ли - хотя бы то, что никому не вредит - что пока не делает жизнь р хуже. потому что чем дальше, тем неотвратимее
какая смесь трусости и максимализма. и правда - лучше не, чем так
00:04:30 Майрэль.
летом чтобы как-то отвлечься от этого начала составлять плейлист из светлого и больного lakes там девятая, кстати
00:14:44 Майрэль.
дело ведь вовсе не в обладании - это когда-то закончится и будет тяжело - тяжелее чем сейчас уж точно, даже если я тут жалуюсь, что куда уж - не в том даже, что я не хочу, чтобы это заканчивалось, не в том, что ничего хорошего не будет никогда, скорее всего, будет, даже если сейчас не чувствуется и...
еще...
дело ведь вовсе не в обладании - это когда-то закончится и будет тяжело - тяжелее чем сейчас уж точно, даже если я тут жалуюсь, что куда уж - не в том даже, что я не хочу, чтобы это заканчивалось, не в том, что ничего хорошего не будет никогда, скорее всего, будет, даже если сейчас не чувствуется и не верится, мне, кажется, нужна помощь, но не остро - в том, что я не хочу снова сталкиваться с плохим, не хочу превращаться обратно в машину для решения проблем, но и копить их и тем более переносить на кого-то еще не хочу и тогда правда становится очень заманчивым - покончить со всем, пока дела идут хорошо и не началось плохое снова, знаю, что трусость, была храброй когда-то, но этому пришёл конец
Что-то пошло не так... I am Lusilya 12:32:10
Я вспомнила детство и решила завести личный дневник.
Зачем он мне?
Не знаю, на самом деле. Просто способ высказаться.
Да и знаете, чувствуешь свободу, когда никто тебя здесь не знает и ты спокойно можешь писать бред.
Но... на самом деле...мне все равно—знают меня или нет, но иногда хочется спрятаться и уединиться, а тут надеюсь так получится сделать.

Может это способ найти себя.
Может это просто будет сборник моих мыслей, чтобы в будущем перечитать и понять, что с возрастом я меняюсь и мысли мои меняются.

Недавно я нашла свои старые дневники и даже здесь он есть... И знаете?
Мне больно было читать как меняется мое мировозрение с 8 до 16 лет
С 11 начался лютый пиздец с моей самооценкой, а 15 - 16 был период появления булимии и прочих «прелестей» РПП.

Такие истории не новы, но все же это именно моя История и она продолжается.
Сейчас— я, поднимаю самооценку, переживаю РПП и стараюсь не думать, что отсутствие каких либо отношений за всю мою короткую жизнь, делает меня хуже остальных.

Просто буду оставлять тут свои мысли и работать с ними. Твиттер не помогает, ведь там мои друзья, а Инстаграм.... просто пусть будет.

Категории: Просто мысли
12:35:02 Сongratulator
Привет, I am Lusilya! Классно, что твой дневник появился на BeOn! Приятно видеть новые лица :)­ Если будут появляться вопросы - все ответы в хелпе http://beon.ru/help­/ ! :)­ А если вопросы останутся - задавай, не стесняйся, в сообществе http://support.beon­.ru/...
еще...
Привет, I am Lusilya!

Классно, что твой дневник появился на BeOn! Приятно видеть новые лица :)­ Если будут появляться вопросы - все ответы в хелпе http://beon.ru/help­/ ! :)­ А если вопросы останутся - задавай, не стесняйся, в сообществе http://support.beon­.ru/ .

Дневник - это отличная возможность поделиться со всеми своими мыслями, идеями, новостями. Так что смело пиши сюда всё, что пожелаешь! Но помни и про других пользователей! :)­

Если хочешь украсить свой дневник, добавь в него свою фотографию http://beon.ru/p/ma­nage_photo.cgi: так читать его станет гораздо интереснее. Ведь твой дневник - отражение твоей индивидуальности.

Когда у тебя на сайте появятся друзья (а они обязательно появятся), смело добавляй их в "список друзей" (просто нажми на плюсик рядом с их именем). Тогда их дневниковые записи будет отображаться у тебя как "записи друзей" http://lusywaswich.­beon.ru/friends/ и тебе будет удобнее их читать.

Не забудь в своём профиле http://beon.ru/p/re­gister.cgi указать, где ты живёшь. В специальном разделе http://beon.ru/near­-me/ можно посмотреть, кто живёт рядом с тобой.

А если на BeOn тебе с кем-то не захочется общаться (ну, мало ли...), просто добавь их в игнор-лист (рядом с именем нажми на минус). Тогда, даже если они будут продолжать писать комментарии в твой дневник, ты просто не будешь их видеть. Ведь для задир самое больное - когда их не замечают.

Если будет время, укажи в профиле свой день рождения и тогда твои друзья смогут тебя с ним поздравить.

Good luck! :)­

P.S.
Извини, что этот комментарий - оффтопик к твоей теме :)­ Можешь удалить его, или через некоторое время он пропадёт сам.
среда, 12 декабря 2018 г.
Memories. evstrax 09:44:19
Я живу в общежитии, уже четвёртый год. ­­И у меня самые замечательные соседки — мои любимые девочки, с которыми можно поговорить обо всем на свете (нас так судьба свела одним из летних знойных дней). И в последнее время мы часто говорим о людях, с которыми мы больше никогда не встретимся, никогда не заговорим, которые остались далеко в прошлом, но которые очень были важны для нас на определённом отрезке времени. Говорим, как мы их потеряли, или как познакомились, или как облажались перед ними впервые и как нам было неловко и смешно, и по-родному даже. Может, на подсознательном уровне мы боимся потерять и друг друга после окончания универа, а этими разговорами подпитываем надежду, что все будет как прежде. Впереди полгода (все последующие года жизни) — пусть они у нас будут самыми счастливыми.

Мы говорим, и омут ностальгии тянет меня в свои недра самых разных воспоминаний. Не то что бы я никогда не думала о прошлом — нет, постоянно, — просто именно в такие моменты это особенно ярко ощутимо. Мне становится грустно: в голове сразу проступают картинки из самых разных дней, которые связывали меня с определёнными людьми. Я помню их лица, их голос, их привычки, то как они сидят нога на ногу, то как курят и старательно пускают дым в противоположную от тебя сторону, потому что заботятся... И внутри что-то жжёт сразу — чёрная ядовитая смола обволакивает легкие и мешает делать ровный вдох.

В голове смешиваются мысли, имена, памятные даты, всё-всё. А рассказать сейчас их некому. Это сложное время для меня, его бы пережить, перемотать на плёнке до следующей осени. Немножко одинока, немножко одна, немножко оставила своё сердце в Питере — ему, самому родному и самому желанному человеку на Земле. Так надо — переждать время и сократить тысячу километров, отделяющие нас. Мысленно посвящаю тебе все свои монологи в голове, мой любимый слушатель, зритель моих картин.

И я пишу. Раз уж надо выговориться — вот бумага, вот ручка. Нахожу старые недописанные тексты и снова погружаюсь в ту атмосферу. Умиляюсь, потому что все, что было раннее (хоть самое больное), — это красиво, и мне это нравилось. Я люблю своё прошлое, и всех людей оттуда. Не бывает так, чтобы можно было кого-то забыть. Все эти моменты остаются с тобой навечно, растворяются в тебе и плывут по венам и бьют в сердце неровными ударами.
09:45:06 evstrax
* все совпадения с реальностью - не случайность.
вторник, 11 декабря 2018 г.
короче ос кaнадa в сообществе •NOTEBOOK• 20:45:18

мама не хотела,­ папа не старалс­я

­­
Хайме Рейес
Часто его называют просто Рей. Иногда его ошибочно называют "Джейме", потому как латиницей оно пишется как Jaime, что самого Хайме несколько раздражает.
24 года, испанского происхождения.


Способность: Внутренний порок
Способность Хайме позволяет ему управлять иллюзиями. Физически этой способностью невозможно нанести вред; проблема в том, что она может сделать с информацией, поступающей в мозг. Рейес вынуждает видеть, слышать и чувствовать то, что хочется ему самому, и из-за такого разнообразия функций его иллюзий становится сложно отличать реальность от внушаемых образов. Способен создавать иллюзии чувств и эмоций.
Хайме не способен хоть как-то манипулировать чужой памятью. Однако, стоит отметить, что иллюзии он может применять и на себя в том числе, выборочно для себя изменяя поступающую в мозг информацию. Грубо говоря, он и сам себе анестетик, и антидепрессант.
Минус способности Рея в том, что она слишком легко выходит из-под контроля; он частенько "фонит" достаточно безвредными иллюзиями, автоматически перекидывая на других людей свои эмоции. Кроме того, от него практически всегда пахнет цветами, как от ходячего цветочного магазина, что тоже по сути просто иллюзия. Такие вещи не несут в себе никакой опасности, и могут быть пресечены Хайме, если ему просто об этом сказать; сил они тоже практически не отнимают из-за своей безвредности и легкости. Другое дело, что любые стимуляторы мозговой деятельности и сознания несут в себе фатальное влияние на способность. Алкогольное опьянение или наркотическое вызовет у него потерю контроля над собой, и тогда уже он может существенно попортить жизнь окружающим, создавая полномасштабные иллюзии. Такие вещи оставляют его самого практически без сил, и приходится долго восстанавливаться. Препараты из раздела ноотропов существенно повышают и без того большое влияние его сил на окружающих. В моменты паники он так же может неосознанно защищать себя с помощью иллюзий, и чем сильнее в нем подсознательное желание самозащиты, тем больший вред он способен нанести.


Хайме родом из Майами. Его жизнь начиналась вполне обычно - школа-друзья-кружки­, беготня по дворам, шумные вечера на берегу Майами-бич, где он жил со своими родителями. В годы его юности набирала силу "Гильдия", помаленьку захватывавшая североамериканский континент. И тогда это еще была достаточно благородная организация эсперов; Хайме очень хотел туда попасть, но он не обладал никакой способностью. Во всяком случае, он так думал.
Школьные будни неминуемо включают в себя первые подростковые ошибки, осторожные шажки в жизни, когда хочешь нового - и в итоге бьешься об острые углы реальности. В том числе и первые пьянки с друзьями, когда пробуешь некачественный алкоголь в некачественных количествах. Для пятнадцатилетнего Хайме уже давно стало ясно, что с ним что-то не так. Когда ему было весело, веселились и люди рядом с ним; когда он плакал, плакали остальные. Но когда на обычной подростковой вписке подружка мальчика внезапно начала вести себя так, будто вот-вот захлебнется, стало не до шуток. До Хайме с трудом дошло, что он четко осознает, что видит и ощущает девчонка; то же чувствовал он, когда свалился в канал с мостика. Вот только она полностью переживала все ощущения, и после этого (помимо того, что едва не задохнулась) ее психика немного пострадала.
Как свойственно всем детям, Рею стало любопытно. Он экспериментировал много, и не стоит приводить тут суть этих экспериментов, которые привели в конечном итоге к тому, что напавший на него однажды грабитель с ножом сошел с ума. Им заинтересовалась Гильдия, и в 19 Хайме числился ее официальным членом, где его способностью занялись на достаточно серьезном уровне.
С приходом Фицджеральда ко власти, Гильдия резко перестала быть таким приятным местом. Вслед за главой Рей был вынужден приехать в Японию, но активного участия в действиях не принимал - ему и не говорили, поскольку до "основного состава" он не дослужился, и его не трогали. Да и когда она распалась, Хайме был только рад выползти оттуда и выпорхнуть на свободу. Приличия ради он даже выучил японский перед поездкой, и теперь развлекается, оставшись пока в этой стране.


­­Первая встреча с Хайме определенно станет достаточно запоминающимся событием в вашей жизни. Даже если можно предположить, что человека с похожим набором качеств вы уже могли встречать, то ничего, хотя бы отдаленно похожего на это нечто, все равно не найдется. Как бы вы не искали.
Первое впечатление, которое он на вас произведет - гиперактивный, гипертрофированный экстраверт. Он рвется общаться всегда, везде и со всеми, как моряк дальнего плавания в бордель. И, что самое интересное, общаться с ним правда очень приятно. Он легко общается со всеми, вне зависимости от возраста, пола, гендерной и расовой принадлежности, ориентации и положения в организации. Общается легко и на абсолютно любые темы, что, впрочем, не мешает ему вставлять в разговор всякие подколы и шуточки. Короче, дружелюбие Хайме на высоте, и каким-то неведомым образом (на самом деле очень даже ведомым, но про это потом) он умудряется располагать к себе людей. Иногда его дружелюбие настолько на высоте, что это начинает надоедать.
Хайме приставуч, болтив безмерно, не ценит чужого пространства чуть более, чем полностью, и выражает свои эмоции слишком уж ярко. Ко всем он относится одинаково тепло и ласково; и даже слишком ласково, поскольку он легко называет даже малознакомых людей "солнышками" и "котиками", любит физические контакты, даже если их не любите вы, и в целом излучает счастье и позитив. Он ведет себя слишком беззаботно, временами даже инфантильно и по-детски невинно, задирая других и радуясь мелочам. Это не значит, что его интеллект, скажем так, ниже среднего; просто Хайме такой по жизни, таков уж его характер, и с этим ничего не поделать. Иногда Рей успокаивается или устает, и из него не с такой силой бьет энергия. Иногда он грустит; но это только наедине с собой, Рейес не привык показывать свои внутренние переживания на людях. Ребяшливость Рейеса уходит на задний план только тогда, когда вокруг образуется пиздец массового масштаба. И тогда становится очевидным, что этот, казалось бы, ни на что (кроме мемов) не годный человек за всей этой своей показной беззаботностью и легкой манерой поведения обладает незаурядным умом и жестким стержнем внутри. Если ситуация дошла до того момента, когда все уже не просто горит, а взрывается к чертям собачьим - Хайме становится серьезным и собранным, а его холодный взгляд так и пронизывает насквозь. Эти "стальные" нотки проскальзывают иногда и в его обычном поведении; словно напоминание того, что Рей не так прост, как кажется.
Двойственность проскальзывает и в общении - с ним можно говорить не только на бездумные и легкие темы. С одинаковым успехом Рейес поддерживает и задушевные беседы о новых мемах, и достаточно тяжелые разговоры, в которых требуется поддержать собеседника. Вопрос только в том, захочет ли этого он сам? Он достаточно тепло относится к своим друзьям, но человека, которого он впервые видит и/или по каким-то причинам недолюбливает, он, скорее всего, просто проигнорирует. Это в лучшем случае; в худшем ему хватит мозгов еще и сделать побольнее, как-нибудь прокомментировав ситуацию или съязвив на эту тему. Впрочем, если вы его друг, Хайме будет вам рад хоть в третьем часу ночи чтобы ебнуть чайку и поговорить за жизу.
Рей, пусть и выглядит как хренов распиздяй, довольно серьезно подходит к тем вещам, которые выполнить действительно надо. Он даже в определенной степени ответственный, и всегда завершает задания в срок. Однако, "действительно надо" - это понятие растяжимое; если ему поручить что-то недостаточно серьезное и ответственное, с него станется тянуть до последнего, и начинать что-то делать примерно ночью перед дедлайном (но он все равно сделает). Поэтому никогда не стоит поручать ему вещи вроде бумажной волокиты.
Часто на первый план Рейеса встает личная выгода. Часто - это всегда, когда решения Хайме при этом не вредят никому (или вредят недостаточно сильно, чтобы обернуться потом пиздецом). Он, во всяком случае, старается, чтобы не вредили. А вообще, личные желания перманентно тащат его на своем поводке, и он просто берет и делает то, что ему хочется. И да, это учитывая то, что чувства большей части незнакомых ему людей ему вовсе неинтересны. И всплесками альтруизма он тоже не страдает. Вообще ни капли.
Существо он достаточно скрытное. Если внезапно вы захотите узнать о Хайме поподробнее - вы обнаружите, что о себе он практически никогда не треплется. И дело не только в инфе вроде откуда он или кто его родня; душа у испанца тоже закрыта практически ото всех, и чтобы заслужить его доверие в этом плане, придется очень постараться. Все привыкли видеть его в хорошем расположении духа, беззаботным и легким человеком; в этот самый момент, оставшись наедине сам с собой, Рей может дойти и до серьезного селфхарма. По этой же причине он не любит одиночество и предпочитает находиться хотя бы в маленькой, но компании.
Хайме независим и упрям. В ответ на попытки поставить его на место он либо язвит, либо просто их игнорирует, делая вид, что не слышит. Особенно невосприимчив он становится, если на него начинают орать или ругают его. В таком случае можно смело считать, что до него не дойдет вообще ничего, потому что через секунду он забудет, о чем с ним говорили. Лишь только приказам своего непосредственного начальства он подчиняется полностью и беспрекословно; остальные же люди, даже если они выше его в иерархии, не имеют для Рейеса никакого значения.
Вместе с тем сам Рей проявляет хорошие лидерские качества. Связано ли это с тем, что люди как-то подсознательно к нему тянутся? Очевидно да, поскольку под командованием испанца люди все равно успешно работают, кооперируются и выполняют поставленные задачи. И все это может сопровождаться той же ребяшливостью и как будто бы беззаботностью Хайме, который на самом деле активно участвует в процессе наравне со всеми. Какой же он лидер, если не покажет достойный пример?
Может с легкой улыбкой довести до слез кого угодно. И еще, дам вам хороший совет - осторожнее с его иллюзиями!
Привычки: От нервов или чувств вроде страха, депрессии и грусти может начать вышивать на себе, пока никто не видит. Обливается лидокаином, прокалывает неглубоко кожу иголкой и просто шьет. Кроме этого, всегда кладет в чай лимон, в кофе лимон и вообще всюду куда возможно кладет лимон; теребит свои длинные ногти, если накладывает на себя женскую иллюзию; и практически никогда не заправляет свою постель.
Слабости: Алкоголь, от которого Хайме развозит мгновенно. Боится выключающегося света в метро или лифте; все с тех же лифтах постоянно появляется навязчивая мысль об оборванных троссах. Не любит оставаться в одиночестве, один на один со своими темными мыслями, которые толкают его на плохие поступки.
Любит: Какао, горячий шоколад и молочные коктейли. Ему очень нравится выращивать растения дома, это его скромное хобби, которое скоро поглотит весь штаб Варии. Так же любит мило с кем-нибудь чаевничать и уютную атмосферу. У себя в закромах хранит примерно 20 сортов разного чая, потому что он любит чай, МНОГО ЧАЯ. Любит все пушистое. А еще любит физические контакты.
Не любит: Ненавидит чувствовать боль, поэтому если жизнь толкает его на селфхарм - использует анестетики. Не любит болеть, и душевную боль тоже очень не любит. Терпеть не может когда на него орут или читают ему нотации. Тошнит от тушеных овощей и музыки метал и тяжелый метал.


• Хайме был родом из испаноговорящей семьи, поэтому воспитывался как билингв. Помимо английского и испанского, говорит на японском.
• Довольно быстро ушел из-под родителькой опеки, поэтому к 24-м годам может похвастаться изрядной самостоятельностью.­ Рей прекрасно готовит, особенно сладости, а еще в совершенстве умеет заваривать чай и делать вкусный кофе.
• Любит выращивать цветы. Дома у него ими заставлены почти все подоконники и полки на стенах.
• Собирает покемонов в нинтенде. Уже лет как пять...
• Ужасно слаб к алкоголю, поскольку из-за иллюзий никогда его практически не пил, и пить так и не научился.
• Может здорово постоять за себя и физически, если возникнет необходимость.


Общий вид: Выглядит как раз на свой возраст. Не больше, ни меньше, свой двадцатник с хвостиком вполне оправдывает. С первого взгляда складывается впечатление человека либо неаккуартного, либо потрепанного жизнью - Хайме не особо заботит свой внешний вид, для него главное удобство, а не красота. Движения у него плавные, мягкие, такая же и походка - немного пружинистая, словно он не знает, в какой момент ему нужно вдруг дернуться и прыгнуть, как дикому коту.
Рост: 187 сантиметров.
Волосы: Отросшие аж до самых плеч, неаккуратные и нестриженые, часто находятся в творческом беспорядке. Насыщенного черного цвета, которому завидуют все крашеные брюнетки (и натуральные иногда тоже). Достаточно мягкие и классные на ощупь. Из-за своей длины часто подобраны в хвостик. Единственное, что Рея в волосах не устраивает, так это то, что они вьются.
Глаза: Насыщенный зеленый, этакий вырвиглазной зеленый электрик. Иногда кажется совершенно неестественным, что это настоящий цвет глаз, а не линзы.
Черты лица: Нормальные, мужественные, уже без юношеской плавности и угловатости. Если из-за волос его можно было в детстве спутать с девочкой, то сейчас - едва ли такое представится возможным.
Телосложение: Довольно поджарое и суховатое, но вместе с этим - весьма спортивное, тут вам и кубики, и бицепсы с трицепсами. Ничего лишнего нет и в помине.
Кожа: Бледная, несмотря на изрядное количество испанской крови. Загорает плохо.
Отличительные черты: Широкие могучие брови - самая шикарная часть личика Хайме (после его глаз, конечно же). Балуется с иллюзиями. Иногда "по приколу" меняет себе цвет волос на зеленый, или цвет радужки на белый.
Одежда: Одевается обычно так, как удобно - кеды, джинсы, всякие футболки-толстовки и черный пиджак с неизменно закатанными до локтя рукавами/удобная куртка. За одеждой следит не особо, как и за модой. Часто одевается ОЧЕНЬ вызывающе и ярко.
Без названия. Taint 20:02:03

Lost & delirio­us

Сказка о Монстре.docx

Подробнее…Их легенды пытаются уберечь их от ошибок, но они никогда не верят. Им говорят: «не ходи по лесу в ночи, не заходи глубже в чащу», но они никогда не слушают. Их глаза не способны увидеть даже шорох в листве, а ноги точно не унесут от беды. Их сердца выдают себя во тьме, а запах страха непреодолимо и точно несет к ним смерть.

То был лес с сердцем темнее беззвёздной ночи. То был лес, в котором не желал бы уснуть ни один лютый зверь. То был дом тьмы и пристанище для любого, жаждущего нести боль и страдания. С наступлением темноты раздираемый стонами земли от мук сотнями чудовищ, живущих там.

-Я чую новых гостей, - бархатистый рык, пробирающийся под кожу идеально острым скальпелем.

Теперь им не сбежать, что бы они не сделали. Две тени блеснули в холодном свете луны, накрывающем кривые лапы безлистных деревьев, умирающую, почти черную сущую траву, оголяющую грязь земли. Стук сердец отдается в их голодных телах, рождая лишь один, неподвластный разуму, инстинкт. Теплые, хрупкие, сладкие. Еще ни о чем не догадываются, но им уже отрезают путь к свободе, перерезая как ножницами нити их судеб.

-Слишком быстро бьются… - выдохнул один беззвучный шепот.

-Там… дети, - ответил ему второй и тень застыла, скрываемая ночью, потому невидимая для зрения людей.

-Дети, - облизнулся первый и рванул с нарастающей скоростью и дрожью своего плотоядного существа.

Но не успел он и приблизиться, как его сбила тень, заставляя отлететь на десятки метров, ломая ветки кустов и сучья деревьев. На шум и треск люди обернулись, наконец заподозрив что-то неладное. Они заметили сияние хищных глаз и тут же рванули к свободе, думая, что им хватит сил.

-Какого черта ты творишь?

-Дети не способны по-настоящему бояться и дать отпор. И ты называешь себя охотником?

Блеск оскала одного и титаническое спокойствие другого. Они больше не произносили слов, но ощущали ярость и чистую злобу друг друга как нельзя четче. Все закончилось тем, что первый рванул, решив во что бы то ни стало завоевать эту сладкую добычу, оставив другого в тяжелых раздумьях. Не прошло и минуты, как лес заполнился страшными воплями, такими обычными для этого края. Десятки холодных глаз выглянули из тьмы в печали – эта добыча досталась не им. А тень стоял на месте, смотря на свет единственно вечной ему спутницы, будто требуя от нее ответа.

Раздался детский оглушающий плач и все тело дернулось спазмом, таким необычным для вечно спокойного и уверенного в своих силах охотника. Он быстро нагнал своего товарища, расправившегося со взрослыми и теперь надвигающегося на двух маленьких беззащитных созданий, даже не понимающих что происходит, а плачущих от того, что их уронили на холодную землю.

-Тебе мало двоих, чтобы насытиться? – тень отвлек его внимание, заставив остановиться.

-Мне всегда мало. Будто ты не знаешь какая бездонная пропасть в нас.

-Ты прав, - выдохнул он и хватило человеческого вдоха, чтобы сократить расстояние и еще меньше, чтобы разорвать его грудную клетку и изъять все еще бьющееся черное сердце жестокого убийцы, - именно поэтому я заполняю ее себе подобными.

Глаза товарища беззвучно вопрошали, смотря с изумлением и страхом. Тело уродливо изогнулось в свой последний раз и опало на землю, в алую лужу крови людей, заливая ее своей чернильной мерзостью. Плачь продолжался и сквозь него едва можно было услышать шорох приближения остальных. Все замерли, немея от страха перед чудовищем, убившим чудовище. Им показалось, что он улыбался, словно на мгновение стал самым счастливым в этом убогом краю.

Он хотел было уйти сразу после того, как сердца были сожраны, но стоило сделать пару шагов в чащу, как детей окружили другие слабые твари, опьяненные человеческим запахом. Ему забавляло, как они держат дистанцию и, сделав шаг к ним, он заставил их всех попрятаться по кустам обратно. Усмехнувшись, он подошел к детям и услышал легкие вздохи и рыки отчаяния. Многие из них из своей слабости давно не ели и уже на грани своего существования. Решаться ли они отобрать единственный доступный им сейчас корм? Что-то внутри затрепыхалось от этих мыслей, и он склонился к плачущим дрожащим комочкам, сразу вдыхая странную сладость их тел – до тошнотворности приторно. Он размышлял над тем, как другие твари могут это есть, когда

самому даже касаться их не хотелось. А может он уже привык к горечи и даже гнили, казавшейся ему вкуснее любого самого сладкого десерта. Неуклюжие когтистые лапы сгребли обоих вместе с землей, оставляя рваные следы на почве. Десятки глаз следили за каждым его движением, как гиены, ждущие ухода насытившегося льва. Но в этот раз хищник забрал все, не оставив объедков. Он мучительно медленно уходил с поляны, еле сдерживая издевательскую улыбку, слыша эти тихие шорохи за собой. Они шептались, решая взять количеством, но каждый из них готов был дать деру, стоило ему хоть раз взглянуть на них. Решаться ли они сделать хоть что-нибудь, чтобы выжить? Его чертовски интересовало на сколько люди и твари различаются в страхе перед смертью, но по итогу это было единственное, что их объединяло и делало до омерзения похожими. Он не хотел оставлять себе детей и нес их краю леса, чтобы оставить людям, которые смогут взрастить из них новую пищу. Он редко выходил за границу леса, ему это было не нужно – люди сами лезли в лапы чудовищ столько лет, даже и не думая что-то менять. Интерес заставлял выглядывать, но там все вокруг было ужасно не похоже на его дом, на то место, где он родился, вырос и жил так много столетий. Он не боялся, скорее ему было там скучно и все до приторности сладко, как и запах от детей. Он взглянул на них, мирно уснувших в лапах чудовища, даже не представлявших, сколько их сородичей мучительно погибло от них. На расстоянии от него до сих пор мельтешили другие твари, ждущие его решения, а он смотрел на этих детей. Он никогда еще не ощущал этих эмоций – спокойствие и тягу к его существу, которое согрело и… спасло? Могли ли они знать, что он сделал для них. Впервые никто не боялся его прикосновений и не пытался убежать, раздирая глотку криком ужаса. Даже чудовища способны ощущать одиночество и потому он хоть и на время, но связывал себя с другими тварям. Но они были мелочные, жадные. Им нужна была лишь пища. И не будь он сильнее их – давно сам мог умереть в когтях себе подобного. Ни о какой тяги друг другу и говорить нельзя, если ты живешь в постоянной бдительности.

Он мотнул мордой, прикрывая глаза, пытаясь сбросить с себя навязчивые мысли и странные чувства, закопошившиеся там, где всегда так пусто и темно. Выйти и оставить их у какого-нибудь дома. Их воспитают и вырастят в очередных зверушек, которые, встретив монстра, закричат и попытаются убежать. Которые будут заливаться слезами и умолять не трогать, а может попытаются убить ножом или ружьем, чтобы спасти свою жалкую вонючую шкуру. А если человек будет жить с монстром – каким он тогда станет? Желание изучить что-то новое, чтобы побороть вечную скуку заставило его шагнуть обратно в лес с этими маленькими сопящими комочками в его жестоких лапах. К тому же, он сможет увидеть ясней, решится ли какая-нибудь тварь перебороть свой страх, чтобы выжить. Так много оправданий для странных ощущений, родившихся внутри.

1.

Когда-то давно, еще до появления тени, этот лес был чем-то другим и по всей территории жили и охотились люди. Поэтому нередко в чаще можно найти одинокую обветшавшую хижину, которую теперь обжило какое-нибудь чудовище, слабо поддерживая в ней жизнь только чтобы задремать в сравнительной безопасности, а может быть в странном поиске уюта в те дни или месяцы, когда охота затихает. Он принес детей в свое убежище, к которому не смел приближаться никто в здравом уме, ибо он любовно охранял место своего обитания и мог убить любого, даже если особой надобности в этом не было. Ему пришлось многому научиться в уходе за человеческими детьми, чтобы те перестали так громко кричать, привлекая лишнее внимание. Но даже учитывая повышенный интерес, в первые годы никакое чудовище, даже находясь в самом отчаянном положении, так и не решилось нарушить границу тени. О нем было известно во всех уголках темного края и только подобные его силе могли рискнуть завести с ним «дружбу», постоянно находясь в молчаливой войне своей холодной энергетикой. Ему пришлось узнать, что люди любят тепло и поэтому нужно в холодное время растапливать печь. Ему приходилось мириться с удивленными непонимающими взглядами себе подобных, когда он ломал деревья и разрезал их в дрова, тратя силы на странное занятие. Именно из-за тяги к теплу он как какой-нибудь вредный гном из сказок воровал одежду, часто пугая чужих детей, удивляясь тому, как те кричали, только увидев его косматую морду, и как те два мальчика были спокойны в его присутствии, начиная кричать лишь тогда, когда им что-то было нужно. Но никогда он от этих двоих не ощущал страха.

Ему пришлось узнать, что дети мало того, что не едят ни сырое сердце, ни сырую плоть, так и в принципе им нужна особая еда. И пока они не подросли для нормальной пищи, все остальное он так же воровал, слишком сильно вливаясь во все человеческое. Он нашел их странное успокоение от светлячков, треска дров в камине, жужжания жуков, которых ловил им в бутылки, чтобы они могли их трясти, выуживая все новые и новые звуки. И когда они осознали новое место пребывание домом, а его – родителем, он впервые услышал странный человеческий звук – смех. Они сидели рядом с ним, дергая за черные космы, потряхивая жуков и смеясь, изредка поглядывая, будто пытаясь ему что-то сказать. На мгновение ему показалось, что его пустота внутри закрылась и наступило странное умиротворение, но тяжелые мысли растолкали все по своим местам, возвращая его сущность. В ту же ночь он ушел на охоту не за едой, а чтобы вспомнить, кто он на самом деле такой.

Он много думал над тем, что, взрослея они когда-нибудь поймут разницу между собой и им, а может быть он захотел примерить на себя личность человека, почувствовать, что значит быть одним из них, и в силу изменчивости своей сущности принял облик последнего убитого им. Он обращался в свой истинный облик лишь когда шел на охоту, практически не прячась от детей. Но те воспринимали все так спокойно, будто так и должно было быть. В первые дни даже пугались, когда он предстал перед ними не лохматой тварью, а миролюбивым осанистым мужчиной. Он общался с ними так же, как и они с ним – звуками. И стоило ему издать свой бархатистый рык, как они перестали плакать и долго всматривались в глаза, прежде чем спокойно подпустили. Интересно, подумал он, как для них важны ощущения, а не то, что они видят глазами, как у взрослых, совсем не похожих на детей. Или это дети разительно отличались от взрослых и способны были полюбить даже чудовище, если он греет и заботится о них.

Он заметил, как они нуждаются в его обществе и его общении, стоило им научиться ходить. Он часто уходил из дома и бывал сутками не появлялся, лишь следил за другими тварями, что шатались поблизости его территории. Когда он возвращался, они жались к нему и бывало заползали на его постель, когда он дремал, а сон его мог длиться чуть ли не неделями. Разве что приходилось укорачивать, дабы добывать им корма. Они одинаково спокойно обращались к обоим его обличьям, совершенно не чувствуя опасности от его клыков и когтей, хотя ему бы хватило одного молниеносного движения, чтобы лишить жизни обоих.

В очередной раз смотря на их умиротворенные спящие лица подле себя, на своеобразной кровати из шкур поверженных сильных собратьев, он почуял чужой запах, зашедший слишком далеко. Неужели кто-то все-таки решился отвоевать себе обед. Он мягко, но быстро сполз, не потревожив сна обоих и вышел, заинтересованный поведением другой твари. Тварь не только нарушила границы, но и подошла непозволительно близко к его хижине и теперь вряд ли выберется живой.

-От твоего дома исходит сладкий запах. Почему ты их давно не съел? – вопрошала она, выходя в холодный свет луны.

-Перед тем, как ты умрешь, я спрошу: зачем ты пришла сюда?

-Мы, - тварь расплылась в усмешке оскала и из тени вышли другие.

Они как-то умудрились спрятать от него свой запах, чтобы подойти незаметно. Он не знал, сколько здесь тварей и не могли ли они зайти со спины, что, наверняка, они и намеревались сделать, раз нашли такой ход. Тем лучше.

-Наконец-то я насыщусь, - его голос снова принял манеру рыка, переходя на какое-то утробное клокотание, а на морде появилась кривая плотоядная улыбка.

И в тот же момент умерла уверенность тварей в своих силах, решивших взять штурмом убежище свирепого и безжалостного убийцу, укрывающего манящие кусочки к жизни. Они уворачивались почти с той же скоростью, с какой он подлетал к ним, практически не касаясь лапами земли, будто движимой одной лишь жаждой смерти. Но все же он был быстрее. Хруст переломанного хребта, глухой удар срезанной головы о почву, в небо ударила струйкой черная жижа, заменявшая тварям кровь. Тело задергалось в конвульсиях и почти сразу свалилось к ногам тени, облизывающего свои когти, окидывая взглядом застывшую толпу. В его оскале звучал вопрос «кто следующий», но они все решили, что игра не стоит свеч. Слишком поздно. Он молнией метался от одного к другому, срезая лапы, головы, пронзая грудь подобно копью, заливая и так черную почву новыми порциями тьмы.

-Скажи, на что ты готов, чтобы выжить? – как-то неимоверно нежно проурчал он, вздергивая последнюю оставшуюся в живых тварь за горло.

-Я… буду охотиться для тебя.. охранять твою территорию… твоим оружием, - взмолился он, дергаясь в его крепкой хватке.

-Зачем мне такое жалкое оружие? – рассмеялся он, одним сильным движением сминая шею так, что позвонки превратились в порошок, а морда безвольно повисла на его руке, как и обмякшее безжизненное тело.

Когда он вернулся к хижине, он увидел мальчиков, стоявших в проеме и смотревших вдаль. Он увидел их раньше, чем они его и задался вопросом, почему они выглядели такими обеспокоенными и напуганными. Когда же они смогли разглядеть его, они оба побежали босиком по холодной почве навстречу, заливаясь детскими слезами, издаваясь звуками, которыми выражали страх. Но не тот страх, который он привык чуять к себе от людей и даже себе подобных. Они боялись, что с ним что-то случилось и он больше не вернется. Эти странные ощущения, которые породили их эмоции, свалили его на колени, будто самое сильное оружие попало пулей в самый центр его сущности. Они жались к нему, цепляясь за испачканную в чужой крови шерсть, даже не думая где он был и что делал. Они просто были рады, что он пришел.

В голове мелькнули мысли, что, если он их оставит, они неотвратимо изменят его жизнь и всю его суть. Может, даже погубят? Может быть, уже пора отдать их людям, пока они еще не выросли в полноценных взрослых. Тем более, он уже проверил и твари действительно могут рискнуть жизнью, ее же защищая. Но ему было интересно, какими взрослыми они станут, живя в таком убогом краю вместе с монстром. Он не хотел признаваться себе и решил, что просто еще не время. Впервые, неосознанно он подарил им объятья, хоть и считал их бессмысленным жестом слабых.


Категории: ШобНеЗабыть
20:19:34 Taint
Плохо, когда не можешь заснуть. Хуже - когда проснуться. Juggy 10:56:48

play tricks on a mind

Закрываю глаза и продолжаю падать в неизвестность. К глотке подкатывает ком с металлическим вкусом и я захлебываюсь в собственной крови. За неимением воздуха начинает крутить изнутри, но тело не слушается, не могу ни сглотнуть, ни открыть рта, и открыть глаза, чтобы позволить темноте внутри слиться с той, что снаружи. Все идеи, мысли, слова, чувства - сейчас все стало тупой, возрастающей с каждой секундой болью, что норовит вырваться из грудной клетки, пробивая все на своем пути. В падении нет времени, нет ощущения времени, нет адекватности восприятия. Ты чувствуешь тяжесть собственного тела, потому что что-то продолжает тянуть тебя вниз.
- Я поймаю тебя.
Голос, оглушающий абсолютную тишину, эхом раздается то ли в сознании, то ли наяву. Ты не знаешь наверняка, потому что как можно? Что-то происходит и ты открываешь глаза. Секундная яркая вспышка ослепляет тебя, сменяется уже привычной темнотой. Ты продолжаешь падать, но теперь ощущаешь силу, тянущую тебя с каждым биением сердца все сильнее. Пульсирующая боль в висках и замедленное, такое невесомое биение сердца. Импульс, продолжающий прогонять кровь, темную густую жидкость по венам, чтобы ты смог просуществовать еще немного. Больше ты не живешь. Окруженный тьмой, тебе может показаться, будто ты в невесомости. Тяжесть ощущается легкостью, когда до момента, пока кровь не начинает выступать через крепко сжатую челюсть. Ты понимаешь, что больше не в состоянии ее удерживать и последние силы уходят на то, чтобы позволить себе открыть рот. Почему-то алая жидкость не падает тебе на лицо, заливая глаза. Она остается там, где ты был секунду, минуту назад. Почему она красная? А если черная, как и тьма вокруг? Ты просто знаешь, как когда-то знал и то, что тебя поймают.
- Я поймаю тебя.
Фраза, сказанная уже дважды, заставляет все вокруг замереть. Уходят остатки ощущений и ты снова не можешь двигаться, не можешь закрыть глаза, сжать челюсть. Ты не знаешь, сколько времени провел в подвешенном состоянии. Но вот ты снова падаешь. Возвращается боль, что-то давит на легкие с такой силой, что ты едва можешь дышать. Нужно ли вообще дышать? Ты не ощущаешь ни сопротивления, ни тяжести, ни металлического привкуса во рту. Ты не понимаешь, открыты твои глаза или закрыты.
Ты не знаешь, падаешь ты или нет.
Импульс, крайняя, мгновенная, острая боль пронзает все тело. Заполняет мысли, лишает рассудка. Тьма внутри тебя перестает быть таковой. В раз она обрушивает на тебя все гнусные, омерзительные мысли из твоей головы за долгое время. Вина, ошибки, предательство, боль, причиненная близкому человеку, ложь. Сейчас ты пропускаешь через себя все ужасное, что делал сам, за секунду. Ты больше не можешь дышать. Ты лишен сил закричать, чтобы хоть как-то выпустить собственный ужас. Ты не можешь его отпустить. Ты не можешь позволить себе забыться. Ты лишен этого права. Ты - тьма, растущая внутри тебя так долго, что ты уже не ходишь по лезвию. Ты сам стал лезвием, режущим каждого, кто делает шаг тебе навстречу. Ты уничтожил себя сам. Отнял то светлое, что когда-то подняло тебя с колен. Сам сплел веревки, стянувшие сгнившую кожу. Ты вырастил лезвие изнутри и уже ничего не сделать, чтобы затупить его края. Ты будешь жить с этим. Нет, не так. Существовать. Тебя уже не спасти.

Я открываю глаза.
Твое “ты мне нужен” рушит все стены, все барьеры вокруг. Сжимаю пальцы в кулак, чтобы понять, чувствую ли я на самом деле. Напряжение. Выходит - все по-настоящему. Ты - настоящий. Возможно, куда реальнее всего прочего сейчас. И это я поймаю тебя, слышишь? Даже если для этого упаду сам.

Закрываю глаза и продолжаю падать в неизвестность.
Сегодня 11 декабря, вторник. каракатица...пингвин 06:26:58
Я купила:
Подгузники "ЕКОСАН", 44 шт.-989.91
Чистящее ср-во "ПРОСЕпТ" для уборки-194.38
Туалетное мыло "АЛ Хвойное"-36
Зубная паста "Лесной бальзам" "Кора дуба"-58.49
Зубная паста "Лесной бальзам"-60.74
Насадка для швабры "Грифон" стандартная-187.98
Салфетки бумажные"Ангелочки"­-39.50
Салфетки бумажные "Снежинки с оленями"-39.50
Пакет белый-3 руб.
Итого: 1.609руб.
Холодно, -18 градусов, туман и пасмурно.
Ем горох(купили 12 кг., а он !блин! перемешан со старым...)
Пью вишневый домашний компот.
Поясница сильно болит.
Дочитываю "Королева Марго."
Вышила малышку в розовом зонтике.
Дедушка с малышкой погулял.
Сегодня проснулась в три ночи.
Часик с доченькой поспала днем.
понедельник, 10 декабря 2018 г.
Через 2 дня, как мы навсегда с ней распрощались, проснулась от... FrostNin 19:07:08
Через 2 дня, как мы навсегда с ней распрощались, проснулась от странного и пугающего звука. За окном лил дождь, он шел уже давно и не собирался заканчиваться. В панике соскочила и начала искать зонт, чтобы бежать к ней, ведь ее мочил дождь, ведь